[an error occurred while processing this directive]

Что общего у сказок "Про Федота-Стрельца, удалого молодца" и у "Конька-Горбунка"

 

24 декабря день рождения Леонида Филатова – автора совершенно гениального произведения «Про Федота-стрельца, удалого молодца». «Федот…» был опубликован в 1987 году в журнале «Юность» и сразу приобрел огромную популярность. Много раз читая и слушая «Про Федота-стрельца…» у меня постоянно вертелась мысль о какой-то аналогии… С чем? И вот попалась под руку сказка «Конёк-Горбунок». Стал перечитывать и понял – вот оно! Вот вероятный источник, вдохновивший Л. Филатова. Но что же общего у двух произведений? Прежде всего – рифма!

 

Конек-горбунок

Написан четырёхстопным хореем с парной рифмовкой по типу ААББ.

 

Про Федота-стрельца…

Леонид Филатов Про Федота-стрельца, удалого молодца

Написан четырёхстопным хореем с рифмовкой двух первых строк с четвертой по типу ААБА.

 

Хорей

Поэтический размер, с ударением на первом слоге в стопе, то есть в строке ударными являются первый, третий, пятый и т. д. слоги. Классический пример четырехстопного хорея:

 

Буря мглою небо кроет
Вихри снежные крутя;

 

Парная рифмовка означает, что в строфе рифмуются между собой парные строки: первая-вторая, третья-четвертая. Или, если брать принятое в таких случаях буквенное обозначение ААББ.

 

За горами, за лесами,
За широкими морями,
Не на небе - на земле
Жил старик в одном селе.

 

При этом в «Коньке-Горбунке» первая пара строк имеет женскую рифму, вторая пара - мужскую.

 

Женская рифма

Когда ударение падает на предпоследний слог рифмующихся слов.

 

У старинушки три сына:
Старший умный был детина,

 

Средний сын и так и сяк,
Младший вовсе был дурак.

 

Мужская рифма

Когда ударение падает на последний слог рифмующихся слов

 

Автор сказки «Про Федота-стрельца…» выбрал для своего произведения другую формулу того же четырехстопного хорея – ААБА. При этом первая пара строк имеет мужскую рифму с ударением на последнем слоге и рифмуется между собой:

 

К нам на утренний рассол
Прибыл аглицкий посол,

 

Третья строчка – женская рифма, с ударением на предпоследнем слоге, причём третья строчка не рифмуется с другими строками никак:

 

А у нас в дому закуски -
Полгорбушки да мосол.

 

Четвертая строка рифмуется с первыми двумя, имея ту же «мужскую» форму.

 

… Нешто я да не пойму
При моем-то при уму?..
Чай, не лаптем щи хлебаю,
Сображаю, что к чему.

 

Получается, на мне
Вся политика в стране:
Не добуду куропатку -
Беспременно быть войне.

 

Гениально! Близко по форме, но не то же самое. На слух же воспринимается очень и очень близко!

 

Кроме близких форм стихосложения оба произведения характеризуют «виртуозная лёгкость стиха, множество метких выражений и элементы социальной сатиры». Что, собственно, и определило их популярность в народе! «Конёк-Горбунок» (опубликован в 1834) изначально позиционировался как детская сказка, и лишь спустя 9 лет цензура спохватилась и запретила ее. «Федот-стрелец…» изначально был написан для взрослых, но в форме детской сказки. Кто помнит 1987 год – время бурных перемен в обществе. Все тогда «пытали» Л. Филатова - кто послужил прототипами персонажей? Филатов прямо отвечал – никто конкретно. Он писал не про действующих политиков, а показывал суть власти как таковой. Подобный мотив, отчасти, присутствует и в «Коньке-Горбунке».

 

Действующие лица обеих сказок классические: царь, его окружение, самородок из народа. Сюжеты тоже почти перекликаются. Только в «Федоте» царь сам инициатор гонений на Федота-стрельца, а Генерал - лишь исполнитель царёвой воли. В «Горбунке» же инициатором является стольник, подначивающий царя. И там и там «самородок из народа» получает «невыполнимые» задания. У обоих есть сказочные помощники: в «Горбунке» Ивану помогает сам Конёк-Горбунок, а Федоту-стрельцу – лесная голубица, которую он пожалел и не стал убивать. Словом, параллели налицо.

 

Можно предположить, что идея «Федота-стрельца» была навеяна Л. Филатову «Коньком-Горбунком». Так это или нет на самом деле, - теперь уже не установить, как не установить и не доказать тот факт, что настоящим автором «Конька-горбунка» был не Пётр Ершов, студент-недоучка 19 лет отроду, а сам Александр Пушкин. Хотя логических посылов для такого заключения более чем достаточно! И я лично уверен, что так оно и есть.

 

Найдите и прочитайте историческое расследование известного писателя Кира Булычева «Чужая сказка. Драма студента Ершова». Очень увлекательно и интересно!

 

Пусть узнают про это и ваши друзья:

 

Похожие материалы

 

 

 

Забавные сходства

 

 

 

 

 

 

Карта сайта "otvet-plus" |   © Виктор Кудрявцев | otvet-plus@yandex.ru | Копирование материалов: согласие владельца + активная обратная ссылка